• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: это было, было (список заголовков)
16:46 

Прынц недоделанный....

Человек снесёт всё, кроме яйца.
Было это под Новый год. Класс четвёртый-пятый мне тогда шёл. В общем, общешкольная ёлка. Ну, костюмы тогда так свободно в продаже кА сейчас не продавались. Кому матери шили, кто просто приходил в свитере и мишуре. А я выпендриться решил. В общем, оттяпал от подкладочной ткани. Которую маман купила для того чтобы себе юбку сшить, достаточный такой кусок. Корпел над ним почти день. Первую половину думал, куда нитка в иголку вставляется. Вторую как этим безобразием вообще после пользоваться. Шить начал на второй день. Пришил к куску чёрную ленту. Залез к матери в комод и безжалостно спёр эластичные колготки. С первой парой не получилось. Я ж не знал тогда, что если прорезать, то петли поедут во все стороны. В общем, лишил мать двух пар. Выгладил свои треники, не важно, что с пузырями на коленках. Натянул так нехило, в ботинки заправляя, и ничё, легли как влитые. Водолазку братову одел еле-еле. Он младше меня, худее значит, но мне нужно было, чтобы в обтяг и чёрное. Рукава по локти, да и шут с ними отцов галстук чёрный стянул и на шею, пиджак у соседа выпросил он меня на два года старше, у него уже костюмы были. Материны парчатки кожаные чёрные на лапы. В общем, чтобы не видно было, что всё не по совсем моему размеру, я кусок ткани на ленте на плечи приспособил – а-ля пласч!
И, этим добром пришёл в школу. Все переодеваются к празднику. У нас конкурс костюма. Ну и я соответственно, добро своё выложил, напяливаю. Ребята увидели неполный вариант, без колгот и давай ржать:
- Прынц недоделанный!
А я пыхчу, и последнюю деталь не надеваю, поглядываю, молча, типа хорошо смеётся тот, кто смеётся последний.
Пригласили всех в зал. Я тоже потопал, не пукнуть не вздохнуть, боюсь, что треники из ботинок вылезут, или водолазка порвётся. В общем, все сели, я стоя смотрю спектаклю. На себе насмешливые взгляды то и дело замечаю. Прынц не прынц, но выгляжу-то смешно, действительно недоделано. Если прынц, то где корона, шляпа на худой конец, почему ботинки, а не сапоги? В общем, чучело огородное. Подходит всё к кульминации.
- а сейчас объявляем конкурс костюмов. Кто хочет принять участие, поднимайте руки – объявляет ведущая.
Я так в уголок отошёл, приладил колгот с дырками для глаз на голову. Повернулся и так руку вверх:
- Я!
Обернулись на меня. Шумок по залу. Иду я по проходу и слышу голоса узнавания:
- Фантомас, фатомас, фантомас…
а у самого сердце глухо так в грудную клетку бах, бах, бах. И улыбаться нельзя, ведь роль держат надо.
В общем, первая премия, за находчивость, и разговор дома с матерью по первое число.
Но ощущение триумфа до сих пор у меня внутри.

@темы: Это было, было

19:34 

Рыбалка, или люблю я море.

Человек снесёт всё, кроме яйца.
Который год рвусь на море, но всё никак. Обстоятельства…Ими и оправдываю свою ссылку на дачу. А было время, мы ездили каждое лето на целый месяц к родителям отца в Прибалтику. Или к семье его сестры. Муж у неё был военный командир подводной лодки. Вот его и бросало то туда, то сюда, но всё ближе к морю. Однажды…
Было дело в Лиепае. Городок такой закрытый в Прибалтике. Мы семьёй приехали туда к родственникам. Я в частности к двоюродному брату. Он меня на года четыре старше. И вот я, шпендик лет десяти, и это амбициозное создание, которому я в рот смотрел. Ведь он умел на доске под парусом ходить, (а я и плавал-то по-собачьи стилем буль-буль и вниз). А ещё его папка командир подводной лодки (а мой бомбардировщики какие-то там конструировал). В общем, он один и в лес и на рыбалку мог, (а я москвич изнеженный на полтора дерева залезу и коленки дрожат). И никуда меня без взрослых не отпускали. Так вот – авторитет был братан мой в моих глазах. И однажды он мне говорит:
- А хочешь со мной на пирс на рыбалку?
- Хочу, - говорю, а у самого сердце в черепную коробку бьёт изнутри так, что чуть ли не подпрыгиваю от восторга.
Двоюродный брат от широты душевной так на снасти показал, и говорит голосом командира подводной лодки:
- А ну-ка, накопать червей! – и банку консервную мне так носком кроссовка.
- Есть! – говорю, - товарищ командир!
И банку цоп, и во двор. Забежал в местный цветник, диранул с клумбы великолепие душераздирающе пахнущее. И прямо лапами ну ковыряться. Минут десять пыхтел, оглядываясь по сторонам время от времени, чтобы вовремя заметить «тяжёлую артиллерию» с метлой, если что. Но откопал полтора червяка. Почему полтора, так одного откопал, а когда второго тянуть за голову начал, так он посерёдке порвался, и половина вторая убёгла от меня. Откуда мне созданию московскому знать, что червей на заднем дворе под кирпичами и всякой дрянью в виде старых полугнилых досок собирать надобно. Я ж их только после дождичка в четверг на асфальт позагорать выползших только и видел. В общем, просветил меня брат, откуда это великолепие розовое берётся. Накопали. Пошли. Он естественно, впереди. Я позади со снастями, ведром, банкой. Всё как полагается.
Пришли на пирс. Он удочки размотал, показывает, как червя на крючок подсадить, чтобы ему удобней было. В общем, эту науку я быстро уразумел, и натягивать их на железку, как заправский рыбак быстро начал. Закинули. Волны о пирс плещут, чайки летают, кричат, причём так, как будто мы у них ужин отбирать пришли. Молча сидим. Меня распирает ему про моё житьё столичное похвастать, а он мне:
- Цыц!
Ну, я молчу с горем пополам. Уже тогда у меня язык чесался со страшной силой. Клюнуло у него, вытаскивает рыбу. Мне завидно. Я тоже тащу. Крючок пустой. Вот так раз пять. У него рыба, у меня – пшик. Причём червей из одной банки таскаем. Я даже одного поделил, чтобы всё как у него было. И забрасываю туда же куда и он, чуть ли леку не путаю. Он ругается. А мне обидно. И тут вдруг и у меня клюнуло. Я вжик! Рыба!
Обрадовался я так, что когда её ловил (она ж на леске трепыхается, да ещё как на карусели вокруг удилища болтается) так вот когда ловил, чтобы с крючка снять, чуть с пирса не грохнулся. Довольный сижу. И пошло у меня везение. Закидываю – вытаскиваю. Закидываю – вытаскиваю. Братан мой так уже неласково на меня смотрит. А я ж не замечаю. У меня (москвича сраного) уже и ведро полное, а у него, заправского рыбака, пять рыбёшек хвостами на дне сплелись.
В общем, рассердился он знатно.
- Всё, пошли домой, - говорит.
А у меня азарт.
- Погоди, клюёт же! Давай по последней!
Кивнул он так хмуро, и пока я там с червём очередным возился, удочку так свою вжик! Не знаю уж специально, или просто случайно мстя его вышла. Но подцепил братан меня за бедро крюком, чуть повыше колена. У меня глаза на лоб. Он тоже испугался.
- молчи, - говорит.
А я и так молчу. Больно, но молчу. Губу закусил. Сложил так ладошки лодочкой у груди:
- Братик, - говорю, - возьми всю мою рыбу, но только сними меня, а?
- Ща.
Присел, а вижу я, что он предложению моему не рад, не потому что рыбы не хочет, а потому что не знает как меня с крюка снять. И так и этак трогает, и пальцы дрожат. Крюк то загнут и вылезать не собирается. Уже и кровь пошла. Не рекой конечно, но тонкая такая струйка по бедру чуть ниже шорт.
- Не реви, - говорит.
А я и не реву. Только страшно мне. Стал тянуть. Не получается. Я охаю.
- Давай надрежем, - говорит.
А я как услышал, то не только рыбу но и ведро и удочку и всё что попросит готов уже отдать, только б не резать.
- Как?!? – задаю вопрос. – Прямо так вот ножом?
Кивает мой братан.
- Иначе не снять.
Кивнул я. Типа режь. Достал он перочинный нож, примеривается. Я глаза закрыл. Минут наверное, пять прошло, или мне это с испуга так время долго тянулось.
- Пошли домой, - говорит мой авторитет, - надо взрослых просить.
Выдохнул я. Поднялся с колен. Пошли мы. Он впереди с ведром, рыбой, снастями, а я сзади, на крючке от его удочки, как на поводке.
Вытащил его отец крючок. Ничего резать не пришлось. И даже не выдал меня, что я без спросу на рыбалку шастал…
Люблю я море, очень. И рыбалку тоже люблю. Не смотря ни на что…



@темы: это было, было

02:41 

Вытаскивай меня отсюда, живо!

Человек снесёт всё, кроме яйца.
Потратил пол дня, чтобы разобрать и упаковать два стеллажа с книгами. Получилось что-то около 20 пакетов размером примерно 40 на 50. И это ещё не всё. Завтра меня ждёт ещё один стеллаж и книжный шкаф с двумя дополнительными полками наверху. Ну, что сказать? Дышал напрямую книжной пылью времён. Теперь я знаю, что если вдруг совсем приспичит, то смогу открыть частную библиотеку. Только вот сейчас всё больше читают в электронном виде, чтобы пальцАми до бумаг не дотрагиваться. Да и компактно, и т.д. и т.п. чушь всё это собачья! Скоро забудут, как это странно приятно прикасаться к пожелтевшим страницам с измятыми, или почти измочаленными краями. В подорванном переплёте. Нет, не потому что с книгой нехорошо обращались, а потому что она прабабушка уже.
Полное сочинение В.И. Ленина. Тезисы тов. И.В. Сталина, кажется, только Брежневскую «Малую землю» я не обнаружил. Открыл кончиками пальцев «Сказки» 1928 года издания. Любовался, читал, нюхал. Не решился только вкусить на язык. Умилялся детским книжкам, что ещё с моего и братова детства остались. Это сейчас можно купить любую, а тогда за книги макулатуру (кто не в курсАх это газеты, картон и всякий бросовый бумажный материал) сдавали. Получали, так сказать, талон на приобретение такой-то, или такой-то книги, чаще всего подписку на сочинения в нескольких томах, и радовались. Я сам ходил по квартирам с «протянутой рукой». В школах была «борьба», за место в сборе вторсырья. Звонишь в квартиру и жалобно так: тётенька, дяденька (чаще всего попадались бабушки) а у вас макулатуры не найдётся? Вот так население избавлялось от залежей бумажного барахла в квартирах. Некоторые даже специально собирали и бечёвкой завязывали – пионерам на сбор.
Была у меня история, связанная с этими сборами. Так вот (пошамкал губами, погремел вставной челюстью):
Дело было весной. Скорее всего, приурочено это всё было к какому-то тогда очень популярному празднику всех стран и народов. И ещё скорее, ко Дню рождения дедушки Ленина (кому надо, тот в Векипедии раскопает хто это). Впрочем, к этой знаменательной дате обычно субботники приклеивали. Старый стал, не помню, что за праздник был. Да не суть вопроса то. Весна была – точно. Таять всё продолжало. Маман мне, балбесу шестиклассному, достала джинсы (их тоже тогда приходилось долго искать, по карточкам их не выдавали) и сапоги такие дутые, словно я в полёт на Луну собрался. И вот я моднявый, направился на сбор макулатуры. ( Тоже сообразил, в чём по подъездам шляться). Так вот, собираем мы макулатуру, стараемся. Набрали много. Тащим на горбу (не такси же ловить) к моему дружку домой, чтобы завтра спозаранку переть эти тюки в школу. Остановились (тяжело ж, я не Геракл нигде). Дружбан мой ковырнул носком ботинка корочку подтаявшего льда на обочине от нечего делать и говорит:
- Как ты думаешь, вот эта лужа полузамёрзшая мне по шнурки будет, или до них даже не достанет? – и так вызывающе на меня смотрит. – Спорим на одну связку макулатуры, что я пройду по ней так, что ног не замочу!
А для меня слово «спорим» как для быка на арене тореадор.
- Спорим!
А лужа такая длинная, узкая, словно колея от автомобильной шины грузовика и лёд на ней такой не ровный, как будто уже ломали его. Осколками замёрзший и грязный. Так что не видно толщину. Потопал дружёк, осторожно так, скользящими шагами. И смотрю я, кажется, проигрываю связку-то свою. Безобразие!
- Спорим, - говорю, тут же, как только он прошёл (ну, чтобы отыграть, да ещё и с барышом), - что я пройду по этой луже со связкой макулатуры и даже подошвы не замочу! (азарт- дело такое)
Ну, я ж не один спорщик великий. Друган у меня подстать.
- Спорим! – кричит.
Я долго думать не стал. Связку в зубы, которые с пятью пальцами, и шнырь на лёд. Два шага – полёт нормальный. Три – чувствую, осел маленько лёд. Четыре – скрипит что-то (теперь-то я знаю, что льдины). Пять – вот тут-то и «отошла вторая ступень».
Треснуло подо мной. Связка макулатуры в одну сторону, шапка моя в другую, нога (почему-то одна) вниз. Да так, что по самое небалуйся! Уж не знаю, что это за лужа такая была. Смотрю я чистым непонимающим взглядом на моего дружка. А тот рот раскрыл и молчит. А в дутый сапог, да вкруг новеньких джинсов холоднющая вода так старательно проникает. И чую я нижней частью своих обтянутых «булок» (ведь практически сижу на льду с вколоченной в землю ногой) как мне вдруг что-то некомфортно сделалось. ( Вода-то вверх лезет, зараза, по джинсе моей моднючей).
И как заору я, как Суворов перед переходом через Альпы:
- Вытаскивай меня отсюда, живо!
В общем, вытащит он меня. Побросали мы вязанки своей макулатуры (вот повезло-то тому, кто нашёл тогда) и галопом к нему домой. Ко мне же нельзя – ругать будут. Бегу, как кок Сильвер из «Острова сокровищ». Одна нога топ, а другая вжи-и-и-ик, хлюп, за ней подтягивается, потому что сапог обмоченный обрёл недюжие гравитационные свойства.
Джинсы стирал сам. В тазике. Сушили феном матери друга. Он держал - я дул. Сапог, как не старались просушить до вечера не смогли. Велика беда, не спорю, но…. Мне домой идти, надо выстиранную штану надевать. Не потопаешь же в куртке и труселях – не модно. Я копыта в джинсу сунул, подтягиваю вверх, а она, собака села, и не лезет ни в какую. Друг меня на диван положил и впихивает. Да так рьяно, что забоялся я, он мне ногу-то и оторвёт многострадальную.
В общем, одел я его штаны, скрутил шмоть моднявую роллом, сунул ноги в сапоги и с повинной головой к родичам. Так что пострадал я за книжное дело. Повезло моим родичам, им и в цирк ходить не надо было, они, наверное, каждый день от меня сюрпризов ждали. Это ещё что, сбор макулатуры. Я вот когда в восьмом классе устроился на работу, на почту, газеты разносить… но, это уже другая история.

@настроение: успокоиться б

@темы: это было, было

Жить легко очень трудно.

главная